Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

0
14

Белорусское Полесье всегда жило своей жизнью, не озираясь на столицу с ее суетой. Центром притяжения в Спорово по-прежнему остается местное озеро, дававшее пропитание и занятие полешукам.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Традиционный уклад жизни белорусской деревни давно стал частью истории, но легкий флер и свой романтический налет он сохранил. Раньше бытовало мнение, что в Спорово все живут только с того, что поймают в местном озере. Это наложило и свой отпечаток на самосознание местных полешуков, которых защищали болота и водоемы.

В общем, чувствовали они свою независимость и подшучивали над окружающей действительностью. Как сейчас живет и чем дышит уже агрогородок, а не деревня, узнал корреспондент Sputnik Станислав Андросик.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

В полесском Спорово около тысячи жителей

Какая нам разница, кто президент

Дорога из Минска до полесской деревушки в Березовском районе занимает около трех часов. Из небытия однообразных равнин и пейзанских убранных полей вырывает только регистратор, то и дело напоминающий о камерах на олимпийке.

Каждый визит на Полесье, как глоток свежего воздуха, возвращающий в реальный мир белорусской жизни, где из одной деревни в другую по-прежнему ездят на "колесах".

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Споровское озеро во все времена было центром притяжения

В Спорово сейчас можно насчитать немногим больше тысячи жителей, но утром их нигде не видно. Даже вдоль знаменитого озера важно гуляют только гуси да редкие кони с коровами. Про исконный промысел споровцев напоминают только лодки, брошенные то там, то сям.

Первым, кого мы встретили, был Миша, деловито гнавший своих гусей к водоему. "Что, и обратно так погоните?" — сразу интересуемся. Похоже, что наш вопрос выдал в нас приезжих, как парашют за плечами Штирлица в поле.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Миша гонит гусей к водоему

"Обратно оны самы прыдуць", — успокоил нас местный житель.

Раньше Миша ездил на заработки в Москву, где шабашил, как и многие, а осенью возвращался в Спорово и рыбачил.

Сейчас озеро арендует предприниматель, но если раньше из-за этого возникали конфликты с рыбаками, которые не понимали, почему они должны платить за рыбалку на озере, где они выросли, то теперь этой проблемы нет. Новый арендатор родом из Спорово и не запрещает рыбачить, но на удочку. Правда, здесь такую рыбалку не особо почитают, но и сети вам никто просто так не покажет.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

В Спорово всегда жили с рыбалки

Миша больше не ездит в Москву, потому что возраст не тот уже и "робыти трэ, а сыл нема". Сейчас он рыбачит, но уже в качестве наемного рабочего. Сколько платят, не признается: "Скольки злавыу, стольки твае".

Философски замечает, что "рыбы нема, як раней". Винит он во всем местное хозяйство, которое по его словам и воду качает, и химию сливает. Вот и нет здесь, как в былые жирные годы, в прежнем количестве ни щуки, ни карася, ни линя.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Старые лодки напоминают про исконный промысел споровцев

Пока столицу будоражит, Миша заверяет, "тут усэ спакойна. Нам … (трудно переводимый местный полесский диалект) хто будэ прэзыдэнтам: Лукашэнка чы апазыцыя, абы спакойна была". И невозмутимо удаляется в сторону своего дома.

Памагитэ разабрацца

Невдалеке прямо на берегу культурно отдыхали двое мужчин, как оказалось Иван и Валера. Столом для них служила старая лодка, а серьезность намерений подтверждали помидоры и яблоки. Фотографироваться они отказались напрочь и зря, фактурности их натуры позавидовал бы сам Роден.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Споровские гуси

"Я проциу него, пускай у Минске знают. За что мне 20 базавых дали и с работы пагнали?", — задал нам риторический вопрос Валера.

Неожиданно нас выручил Иван: "Так ты браконьерничал, лавиу дзе непаложэна была. А между табой и Лукашэнка сколька их стаиць".

Поневоле втягиваемся в драму. Оказывается, Валера официально работал в бригаде, которая промышленным способом добывала рыбу, но что-то пошло не так и природоохрана поймала его с коллегами в месте, где лов запрещен.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Новый арендатор родом из Спорово и не запрещает рыбачить, но на удочку

Безработного уже год рыбака этот вердикт кажется не утешил.

"Я вапшчэ протиу Лукашэнки. Пачэму мне дали штраф и уволили? Далжны были брыгадзира наказаць", — считает Валера.

Попутно он интересуется у нас куда обратиться, чтобы ему разрешили рыбачить, потому что штраф он сразу заплатил, а работы нет. Приходится ретироваться, посоветовав "писать во все инстанции".

Лишь бы не было войны

На высоком берегу Спорово стоит большая по деревенским меркам церковь, а про главный промысел тутэйшых напоминают сети, которыми затянута колокольня, видимо, от птиц, а не для лова.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Храм преподобного Онуфрия Великого в Спорово

Суровая будничная действительность на Полесье говорит о том, что в конце уборочной мирских дел побольше, и храм попросту закрыт, зато не пустуют кабинеты местного хозяйства.

За рабочим столом и с телефоном руке встречаем ответственную по вопросам идеологии в ОАО "Споровское" Александру Алексеевну Дыцевич, всем своим видом внушающую образ хозяйственного человека, у которого все спорится.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Александра Дыцевич сокрушается, что хозяйство недополучило урожай

Оказывается уборочную кампанию здесь, как и президентскую, уже завершили. Только в этом году решили "Дожинки" не проводить. Почуяв неладное бодро интересуемся: "Почему?".

"Дело в том, что мы недополучили тот урожай, который планировали, в сравнении с прошлым годом. В районе мы всегда шли с высокими урожаями, но в этом году подвели весенние заморозки. Особенно это сказалось на озимых", — пояснила идеолог.

При этом Александра Алексеевна сетует, что урожайность сложилась всего на уровне 41,2 центнера с гектара (37 в среднем по стране — Sputnik). В прошлом году, кстати, собрали в среднем 46,2 центнера с гектара.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Споровские нивы в этом году подвели весенние заморозки

Попробовали поговорить с ней о том, как негативно сельское хозяйство влияет на озеро, особенно забор воды и попадание химии – о чем говорил Миша.

"Абсолютно все не так", — коротко парирует ответственная за идеологию на земле.

По ее словам, раньше озеро находилось на балансе хозяйства и оно несло сплошные убытки, потому что было обязано его зарыблять и обеспечивать охрану. А как ее обеспечивать, если чуть ли не у каждого второго лодка и сети.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Чтобы был улов, озеро нужно зарыблять

Развеяла Алексеевна и еще один миф о том, что агрогородок живет только за счет озера. "Кто всю жизнь прожил и нигде не работает, тот живет со Спорова. Они только на рыбе живут", — резюмирует она. Местные даже не ходят на рыбалку с удочками, только с сетками.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Споровское озеро — самое крупное в Европе местообитание вертлявой камышовки. А вообще здесь живет 112 видов птиц

Выборы по ее заверениям прошли спокойно, но даже одна семья с белыми лентами пришла на избирательный участок в местном Доме культуры.

"Никто не бастовал, все работали. У нас спокойно. Переживаем за то, что в городах происходит. Переживаем, чтобы мирно было. Чтобы решился этот вопрос. Пусть не нам это судить", — констатирует Александра Алексеевна.

Свою озабоченность она объясняет тем, что у всех в городах есть родственники и дети.

"Все люди за то, чтобы не было войны. Чтобы было спокойно", — выразила народные ожидания идеолог.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Мирные пейзажи белорусского Полесья

При этом она добавляет, "а кто там будет у власти… Главное, чтобы хуже не было".

Экономика хозяйства вне угрозы

Пока весь мир борется с эпидемией коронавируса, в Спорово заготавливают корма для животных хозяйства, в котором более 900 голов дойного стада, а общая численность приближается к 3,5 тысячам буренок и бычков.

Александра Алексеевна уверяет, что их последствия коронавируса не затронули. Запчасти поступаю вовремя, а со сбытом нет никаких проблем, благо заказчики требуют еще больше.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

В Споровском хозяйстве около 3,5 тысяч буренок и бычков

По ее словам, хозяйство поставляет практически все свое молоко с пометкой "экстра класс".

"Мы реконструировали доильный зал и сейчас достраиваем новую ферму. Неделю назад реконструировали еще один коровник и параллельно доильную установку. Все это для того, чтобы побольше получать качественного молока", — отметила она.

Александра Алексеевна уверена, что в Спорово" кто водку не пьет, тот зарабатывает". Сейчас механизаторы получают по 2 тысячи рублей, а средняя зарплата по хозяйству выше 800 рублей.

Отдельная республика юмора

В местном ДК нас на пороге встретила культорганизатор Алла Александровна Лютыч и сразу пытается убедить, что Спорово, как Автюки и "круче за Габрово".

"Конечно, Спорово, это же Спорово", — говорит она как само собой разумеющееся.

Под смех Анны Васильевны Чайчиц, которая "рулит" местным околотом, да именно так называется местная юмористическая самодеятельность, входим в музей юмора.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Коренные споровки Алла Александровна Лютыч и Анна Васильевна Чайчиц с удовольствием рассказывают анекдоты из жизни

"Мы себэ так поставилы, шо мы отдэльная рэспублика, втарая Масква", — обрисовывает нам местные реалии Анна Васильевна.

Культорганизатор добавляет, "шо дальшэ болота, леса, никто никуды ни пойдэ".

У коренных споровок бытует такой анекдот:

"У мене мужык вельми часта грошы справляе. Дзелить маю зарплату и сваю. Отдасть грошы, на други дзень справляе: отдавай. Но як жа я отдам твае грошы, коли яны вжэ з моимы помышалися. Вдруг я тоби свои отдам?"

Любимые истории местных жителей обязательно подчеркивают смекалку и умение выходить из любой ситуации.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Спорово, как Автюки и "круче за Габрово", считают местные

Анна Васильевна рассказала историю про споровца и украинца, которые вместе ехали в купе.

"У нас жаш рыба дарагая, асобенна як высушаць. Ажно шкода йисты. Жонка споровцова насушыла таких маленьких ёршыкау. Силы в купэ.
Украинец выняу сало, килбасу есць, так намынае, губы вытиае. А наш одну рыбку зъиу, другую.

А украинец кажа, ты мусиць бедно жывеш. Ой, кажа, ды не. Ну давай, кажа, поменяемось. Ну давай, а то рыба ж, знаеш, яки продукт: и фосфор, и ума добавляе. Украинец и кажа, давай поменяемось.

Той споровец хутенько тое сало, килбасу з голоду зъиу, зъиу, вытерся и сидыть. А той грызе рыбу: мусыць ты минэ абмануу?

— О, бач ты ишчэ одну зъиу, а ужо паразумнеу. А як многа зъисы?"

Раньше раз в три года в Спорово проходил фестиваль юмора республиканского характера, а теперь всего лишь областной. В гости к Автюкам последний раз ездили семь лет назад.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

В Спорово проходит областной фестиваль юмора

"Мы горилки много пъем, много йидым, потому не возяць нас", — отшучивается Анна Васильевна.

Пока кругом жизнь бьет ключом, споровчане не унывают: им помогает полесский юмор. Даже новости, как они уверяют, смотрят только хорошие, про любовь.

Люди на озере: некогда политику смотреть, картошку копать надо

Новости в Спорово — только про любовь

"Все мы смотрим, хлопцы, но нада воспринимать жызнь такой, какая ана есть. Реальную жызнь, не будем работать, не будем иметь. Паэтаму, нам нима колы политыку дывится, нам трэба картопли копаты, свиней гадаваты, дитэй у школу. Поэтому мы вот такие", — объяснили в один голос кульработницы местную философию.