Печальная статистика судебно-медицинских экспертиз

0
297

Пациентке Л. выполнялась плановая эндоскопия в одной из поликлиник Бобруйска. Тубус эндоскопа не проходил дальше средней трети пищевода из-за какого-то препятствия, которое врач не смог рассмотреть. Он попытался преодолеть его вслепую, силой, но у него ничего не получилось. Врач прервал исследование и направил пациентку своим ходом в онкологический диспансер. Женщина пришла туда спустя пять часов после эндоскопии. Специалисты диспансера диагностировали повреждение воспалительно-измененного пищевода, трахеи и воспаление органов средостения. Несмотря на срочное лечение и госпитализацию, пациентка умерла. Позже в судебно-медицинском заключении будет указано на грубую врачебную ошибку эндоскописта: не осмотрел больную перед исследованием, во время эндоскопии недостаточно тщательно освобождал пищевод и так далее.

К ЛОР-врачу одной из поликлиник Минска обратился пациент Л. с жалобами на боль в горле при глотании, сказав, что ему «в горло попала рыбья кость во время еды накануне». Врач осмотрел больного, но инородного тела не обнаружил и отпустил пациента домой. Мужчина после этого ходил по разным больницам, ему ставили разные диагнозы, а смерть его на 20-й день после первого обращения спровоцировала та самая необнаруженная рыбья кость. Судмедэкспертиза отметила, что на всех этапах в нарушение протоколов больному не обследовали пищевод, не диагностировали там инородное тело, что в результате и привело к трагедии.

Подробности этих и многих других историй стали известны благодаря работе судебно-медицинских экспертных комиссий. Эти примеры – грубые дефекты в качестве оказания медицинской помощи. Может, и хотелось бы утешить и сказать, что такие случаи достаточно редки, но это было бы неправдой. Потому что с 2002-го по 2010 год в ходе 822 судебно-медицинских экспертиз зафиксировано 996 подобных грубых дефектов. Печальная арифметика такова: за восемь лет 353 раза медиками неправильно либо неточно выставлялся диагноз, 247 раз грубо нарушались клинические протоколы диагностики и лечения, 59 раз тактически и технически неправильно выполнялись сложные исследования и оперативные вмешательства. Нарушения при родовспоможении выявлены в 31 случае и 7 раз хирурги оставляли в полостях организма пациентов инородные тела.

— За эти годы сотрудники нашей службы выполнили 1298 судебно-медицинских экспертиз, — рассказывает Юрий Гусаков, главный государственный судебно-медицинский эксперт Республики Беларусь. – И каждый раз основанием для них становились претензии и обвинения в адрес медиков. По материалам уголовных дел экспертизы проводились 174 раза. Вообще, за прошедшее десятилетие из года в год шел устойчивый рост количества экспертиз по так называемым врачебным делам: с 68 в 2000 году до 199 в прошлом.

С проверкой в медучреждение, где происходит нечто странное, сотрудники Государственной службы медицинских судебных экспертиз Республики Беларусь могут прийти и самостоятельно, предварительно поставив в известность Минздрав. И каждый раз на то есть достаточно веские основания. Иногда всплывают удивительные факты.

— Отделение кардиологии одной из больниц Минского района, кстати, хорошо оснащенной, — вспоминает Юрий Гусаков. – Там один за другим начали умирать экстренно доставленные люди с фибрилляцией сердца. Из этого состояния человека успешно выводит всем отлично известный прибор под названием дефибриллятор. Один человек умер, второй… «Есть дефибриллятор?» — спрашиваем. «Есть», — говорят. И действительно стоят несколько новых отличных дефибрилляторов. «Когда куплены?» — «Два года назад». — «Почему не применяете?» — «Их вилочка не подходит к нашим розеткам». Вилка стоит копейки, в больницу вложены миллионы, а человеческая жизнь …

http://proguest.ru/