Даже девальвация не спасет страну

0
39

Республику Беларусь ждёт дефолтЕсли белорусские власти и найдут деньги, что с каждым годом делать становится всё сложнее, то протянут ещё год-два, но ситуацию в экономике не изменят. Ведь долги накапливаются, и рано или поздно их придется отдавать.

— Экономисты давно предупреждали, что если и дальше будет расти дефицит торгового баланса, то валюты в обменниках скоро не будет. Вот мы и дождались этих времен — люди в панике, скупают доллары: теперь их с трудом можно найти и в обменниках, и в банкоматах…

— Дефицит торгового баланса составляет более 600 миллионов долларов только за первый квартал — это очень много. Но главное то, что мы наблюдаем отрицательное сальдо последние лет 15-18. Страна всё время живет с негативным сальдо торгового баланса.

— Где же была допущена стратегическая ошибка, которая именно сейчас привела к такой ситуации?

— После 2006-го года страна всё больше и больше живет не по средствам — потребляет больше, чем создает экономика. И это сверхпотребление быстро растет, а приток валюты в этом году по сравнению с прошлыми годами сократился. В первом квартале с.г. он процентов на 30 ниже, чем в прошлом году, зато потреблять сверх меры в этом году мы стали ещё больше… Отсюда все напряженности и ситуация с валютой.

— Мы сейчас видим, что сложившуюся ситуацию пытаются исправить не за счет увеличения экспорта, а за счет ограничения импорта…

— Да, с импортом идет борьба. Различными путями развивается импортозамещение, ограничивается валюта для покупок за рубежом… В начале года правительство рассчитывало привлечь прямые иностранные инвестиции. Думали, что придет иностранный инвестор, вложит деньги в наше производство, в стране будет валюта, которая покроет дефицит спроса. Предполагали, что будем приватизировать предприятия, что доходы от этого составят 3 миллиарда долларов. Правительство поставило планы привлечь 6,4 миллиарда долларов в страну. То есть планы грандиозные: чистое привлечение иностранных инвестиций за последние пятнадцать лет составило около 3,6 миллиарда долларов, а тут за один год хотят привлечь 6 миллиардов.

— Раньше мы получали деньги за акции «Белтрансгаза». В прошлом году был последний платеж, и сейчас возможности заимствования также уменьшились: кредита от МВФ уже не будет…

— Людям в конце прошлого года дали много денег, чтобы воодушевить их перед выборами. На пятилетку приняли фантастически грандиозную программу, а притока валюты нет. Поэтому правительство вынуждено сейчас выкручиваться. Складывается чрезвычайная ситуация: если нет притока валюты, надо сокращать потребление внутри страны. Неважно, кто это будет делать: либо государство перестанет строить какие-то объекты, либо население станет меньше потреблять…

— Ситуация понятна. Теперь давайте конкретно поговорим о путях выхода из нее. Что бы делали сейчас Вы, если бы были в правительстве?

— Дефицит валюты гасится, как правило, девальвацией, т.е. обесценением национальной валюты. Это основной инструмент сведения к нулю платежного или торгового баланса, устранения отрицательного сальдо. Но в этом году правительство рассчитывало, что оно поддержит курс рубля за счет привлечения инвестиций, за счет приватизации, за счет заимствования на внешних рынках. Поскольку таких возможностей нет, то остается девальвация. Либо «затягивание поясов». Как обычно живет семья? Если не хватает денег, то идут, занимают у соседа. Живут, хорошо потребляют… Потом опять не хватает денег, снова идут к соседу — сосед не дает. Что делает семья?

— Меньше кушает…

— Правильно, куда же денутся? Меньше будут покупать. Мы, примерно, оказались в такой же ситуации. Уже сейчас идет сокращение потребления. Реальные зарплаты сокращаются: номинально люди получают те же деньги, но эти рубли обесцениваются. Инфляция будет расти до конца года. Уже объявили, что цены на хлеб будут расти сумасшедшими темпами — от 2,5% до 5% в месяц. Министерство экономики в начале года планировало, что цены на молочные продукты будут расти со скоростью 0,7% в месяц. Потом сказали, что январь-февраль по 2% каждый месяц, все остальные месяцы года по 0,7%. Сейчас опять говорят, что не 0,7%, а 2%. И не поймешь, где они остановятся… Инфляция пока ещё сдерживается, но уже начинает выходить из-под контроля. Деваться некуда — либо затягивать пояса, либо делать долги. Если правительство не решает, значит, это сделает экономика явочным порядком. Тут нет выхода.

— Значит ли это, что сейчас девальвацию проводить обязательно?

— Не обязательно, если есть возможности за счет приватизации получить нужную валюту.

— Но ее нет…

— Поэтому получается патовая ситуация: вроде бы девальвации нет, но иностранные инвестиции идут слабо. Непонятно, что сложилось с валютой: Национальный банк прекратил поддержку курса, но с другой стороны — запрещает коммерческим банкам продавать выше разрешенного курса. Одновременно Нацбанк ставит задачу увеличить золотовалютный резерв до конца года до 10 миллиардов (сегодня он составляет 4 миллиарда). Значит, за год надо пополнить запасы на 6 миллиардов, т.е. никому никакой валюты не давать! Правительство уже объявило, что не будет поддерживать коммерческие структуры, поэтому масса мелких фирм разорится…

— Если ситуация не изменится, предприятия станут?

— Все не станут, каким-то государственным предприятиям будут продолжать давать валюту. Но что значит за год накопить дополнительно 6 миллиардов? Это получается, что их надо ещё привлечь неизвестно откуда. И даже если они придут в страну, то их Национальный банк положит на полочку и будет говорить: это — резервы, их не тронь. В таком случае валюта в стране мало кому достанется.

— Спасет ли в таком случае нас девальвация? Или это только исправит ситуацию на какой-то короткий период?

— Вы правы, девальвация выравнивает баланс на какой-то период, но в целом не спасет страну.

— То есть это только временная мера?

— Да. Ведь что происходит в результате девальвации? Выигрывают экспортеры. Они будут по тем же ценам, что и раньше, продавать свою продукцию на зарубежном рынке, а внутри страны за свою продукцию они будут иметь больше белорусских рублей. Зарплаты людей, работающих на экспортных предприятиях, могут возрасти. И наоборот — понизятся зарплаты на тех предприятиях, где покупают импорт для того, чтобы осуществлять производство. У нас очень высокая импортоёмкость производства: если взять все затраты в среднем по Беларуси на собственное производство, то 50% этих затрат — это стоимость импорта. Поэтому вырастут цены на все товары даже отечественного производства, уже не говоря об импортных товарах.

Девальвация одновременно с высокой инфляцией в стране означает, что те, кто не имеет прямого отношения к экспортным предприятиям, будут «затягивать пояса». Надолго девальвация проблем не решит. Глобальное решение проблемы лежит совсем в другой плоскости. Сейчас, чтобы выровнять ситуацию, надо сделать страну привлекательной для иностранных инвестиций и провести очень крупную реформу. Без смены белорусской модели экономики я не вижу выхода из этой ситуации.

— Чем плоха наша модель экономики?

— Если сравнить, как мы жили в 1990-м году и как живем теперь, то увидим, что уровня девяностых мы еще не достигли. Сократилось производство химволокна, тракторов (со 100 до 50 тысяч), грузовых автомобилей (с 42 до 26 тысяч)… Я могу очень долго продолжать этот список. Страна становится менее технологичной и за свои товары может выручить меньше долларов. Потребление населения также снизилось: мы меньше едим мяса, молока, рыбы, яиц, зато более чем в два раза увеличились продажи водки. Население стало больше платить за коммунальные услуги, но потреблять меньше качественных продуктов, из-за чего продолжительность жизни, хоть и немного, тоже сократилась.

Особых сдвигов по сравнению с 90-м годом страна не сделала, зато стоит большой звон, что мы такие красивые и пушистые… А на самом деле, если посмотреть на показатели, то получается, что это — очень неэффективная модель. И пока мы ее не изменим — лучше не будет.

— Существует еще один вариант — брать кредиты. Что они исправят? И надолго ли?

— Тут мне даже и отвечать не обязательно. За нас ответил Петр Прокопович на Всебелорусском собрании в начале декабря. Он сказал, что если мы и дальше будем продолжать так жить и делать долги, не устранив отрицательное сальдо торгового баланса, то страну ждет дефолт.

— С другой стороны, если не найдем, где взять деньги, совсем может быть плохо…

— А если мы найдем деньги, протянем ещё год-два, и эту систему не изменим. Долги ведь накапливаются очень быстро, и мы подошли к такому пределу, когда просто давать денег больше не будут. Нам теперь не дадут даже под 9% в долг. Мы все разоримся, если будем продолжать так жить — произойдет дефолт, резкий обвал уровня жизни, обесценение белорусской валюты и т.д.

— Чего же нам стоит ожидать в ближайший год? Какой вы видите оптимистический и пессимистический варианты развития событий?

— Оптимистического сценария я уже не вижу. Здесь речь идет о том, кто «зажмет пояса» в большей степени. Можно пощадить население и перестать строить массу объектов, но в любом случае уровень доходов уменьшится. Процесс уже идет, и он может продолжиться, если не сменить курс. Жаль говорить такие вещи, но, надеюсь, меня за это не убьют, как раньше убивали гонцов с плохой вестью… Но мой прогноз — негативный.

Брестский курьер