Вся история партизанского движения СССР – это один большой миф. — Статьи

0
212

Правда о партизанском движении в СССРНаконец вышла в свет книга, правдиво показывающая историю партизанского движения. Долгие годы эта тема была почти неприкасаема. Белорусская власть тщательно оберегает основу своей идеологии, заимствованную по скудоумию от СССР.

Для меня это важно. Важно, что правда станет известна большему числу, неравнодушных к своей истории людей. Будучи ребёнком я расспрашивал своих дедушек и бабушек о войне. Они пережили оккупацию и им было, что мне рассказать. Рассказывали и о партизанах. Отзывались о них, мягко говоря, не лестно. В школе о партизанах говорили обратное. Это противоречие было разрешено только через много лет, благодаря появлению Интернета. Кому верить вопрос не стоял, но хотелось, чтобы это противоречие было разрешено на уровне общества. С появлением книги Сергея Захаревича «Партизаны СССР. От мифов к реальности», я считаю, что это произошло.

Инициатором этого книжного проекта выступил Анатолий Тарас. Естественно, что издать такую книгу в нашей республике было невозможно. Поэтому книга была издана в Литве в серии «Неизвестная история». И «за свой счёт». 

Корреспондент газеты «Салідарнасць», Анастасия Зеленкова взяла интервью у Анатолия Тараса. Вот некоторые фрагменты интервью, что на самом деле представляла собой партизанская борьба.

— Почему вы решили посягнуть на такую «священную корову» нашей идеологии, как партизанское движение?

— Я давно хотел издать книгу, правдиво показывающую историю партизанского движения. Прекрасно понимаю, что эта тема может вызвать большое неудовольствие, даже гнев тех, кто все еще считает себя советскими патриотами. Но мы ничего нового не сказали – лишь обобщили имеющийся материал. Вся книга построена на использовании уже опубликованных материалов, на цитатах. Нас можно обвинить разве что в «тенденциозном подборе».

— Что же в этой книге такого ужасного, что ее не хотели печатать у нас?

— В ней ничего «ужасного» нет. Как я уже сказал, все, о чем там говорится, где-то уже опубликовано. В других книгах, в журнальных статьях, в газетах, в Интернете. Новой является только авторская концепция, на основе которой эти разрозненные материалы сведены воедино.

Шла жестокая бойня. С обеих сторон — и со стороны нацистов, и со стороны коммунистов. И те и другие совершали массу преступлений. Партизанами были обычные советские люди со всеми их достоинствами и недостатками. Было среди них много всякого рода проходимцев и мерзавцев.

А что тут удивительного? Вспомните то, что мы сейчас знаем о периоде 30-х годов. Кто тогда писал доносы? Кто зверски истязал, а потом расстреливал ни в чем не повинных советских граждан? Такие же советские граждане. Да, партизаны убивали своих людей. Убивали потому, что им надо было кормиться. Кто же отдаст бесплатно продукты, если их и так мало? Единственную корову, последнюю свинью, последнюю курицу. Поэтому отбирали силой. Тех, кто сопротивлялся, убивали. В том числе женщин. Это общеизвестно, хотя об этом не принято говорить. Некрасиво. «Народные мстители» оказываются «грабителями народа».

Просто у нас привыкли говорить, что партизаны – «мстители и герои», тогда как враг «подл и жесток». А мы показали, что партизаны во многих случаях были не лучше оккупантов.

Что партизаны делали меньше всего — так это воевали. Ущерб, который они причинили фашистским захватчикам, их союзникам и пособникам, просто ничтожен.

Недавно российский журнал «Родина» привел цифру, что за три года действий на всей оккупированной территории (от Балтийского моря до Черного) партизаны уничтожили всего-навсего 30-35 тысяч врагов. Если разделить на 36 месяцев, получается меньше тысячи в месяц. От несчастных случаев и болезней погибало больше.

Зато своих сограждан партизаны уничтожили больше в 5-7 раз. Вот они с кем в основном воевали. Со своими. Почему? Как я уже сказал, надо было кормиться, а потому приходилось убивать «несознательных», считавших, что жизнь их собственных детей дороже, чем жизнь партийцев и комсомольцев, спрятавшихся в лесу. А во-вторых, партизаны массово истребляли так называемых «немецких пособников» и «предателей». Немцы назначали в деревнях на оккупированной территории какую-то администрацию, а партизаны этих людей методично убивали и говорили, что уничтожают врагов. Удобно, ведь оружия у этих «пособников» не было, и некому было за них заступиться.

Вот спрашивается: зачем вы мельника убили? А он у немцев работал! Так он ведь прежде всего на своих работал. Что, крестьяне должны три года жить без мельницы, зерно на муку не молоть?

Или как вот бывший милиционер Кононов в Латвии, которого мы упоминаем в книге. Он ведь тоже утверждал: я убивал врагов. А кто были эти враги? Члены семей полицейских. Среди них беременная женщина, которую по приказу Кононова кинули в огонь.

С точки зрения НКВД, с точки зрения Сталина или Молотова – это враги. А такие, как Кононов, — герои. С точки зрения сегодняшней морали – он преступник. Как известно, латышский суд официально объявил Кононова убийцей восьми гражданских лиц. И суд Страсбурга вынужден был согласиться с этим приговором.

А в России СМИ подняли дикую истерику по этому поводу. Мол, он герой. Разница в оценках. Так вот, для кого такие оценки непривычны, тот найдет в нашей книге много нового для себя.

— Что в целом представляет собой эта книга?

— Она состоит из трех разделов. В первом разделе Сергей Захаревич коротко рассмотрел, что собой представляло партизанское движение на оккупированной территории СССР: на Северном Кавказе, в Северо-Западном регионе России, на Смоленщине, в Украине, Беларуси, Калмыкии… Как ни странно, такого обзора не найти. Есть о партизанском движении вообще, есть воспоминания конкретный личностей. А этого нет.

Например, партизаны Орловской области: когда они появились, что сделали? Автор показал, что сделали очень мало, тогда как сказок было очень много.

Во второй части объясняется суть партизанского движения – с точки зрения организации, стратегии, тактики, приемов, методов. Ведь любая война преследует какие-то цели. На войне главное значение имеет не героизм как таковой — имеет значение, какие стояли цели, какими способами и какой ценой эти цели достигались. Как и на производстве, здесь главный критерий «стоимость – эффективность».

Оказывается, в то время не было ясного представления о том, что такое партизанская война. То, что до войны так называли, являлось диверсионной и террористической деятельностью в ближнем тылу Красной Армии, громящей империалистов на их же территории. Говорить об обороне, к тому же на территории СССР, не было принято. Более того, такая постановка вопроса считалась происками «врагов народа». А в результате к партизанской войне оказались абсолютно не готовы.

В третьей части на конкретных примерах показано, что партизаны, будучи плоть от плоти советско-большевистской людоедской системы, не могли не быть преступниками. По определению не могли. Если считать, что ВКП(б) — это преступная организация (а мы трое – автор, редактор, издатель именно так считаем), то и партизаны были такими, какой была партия. Да, иногда они боролись с врагом, но прежде всего — со своим народом.

Больше всего в книге примеров с Украины. Потому, что там уже много об этом написали. У нас разве что Виктор Хурсик книгу издал о бойне в деревне Дражно, еще писали про расправу партизан с населением деревни Конюхи, про Налибоки, да про эту злосчастную Хатынь. Пожалуй, все. А поскольку мы не исследователи, мы не искали в архивах. Мы просто свели воедино имеющийся материал. Кто-то пусть идет дальше.

Хотя я думаю, что в Беларуси трудно эту тему развивать. Понимания в официальных структурах такой исследователь не встретит. Значит, его не пустят ни в архивы КГБ, ни в архивы ЦК КПБ, ни даже в фонды музея истории войны.

— Вы написали про убийство Кубе. Даете какую-то иную версию произошедшего?

— Правда в том, что партизаны к этому убийству не имеют никакого отношения. Мы потому об этом и написали, что убийство Кубе некоторые авторы даже сегодня пытаются изображать местью «разгневанного белорусского народа». А Кубе ведь был относительно лоялен к белорусам. Нельзя сказать, что он был «друг белорусов», но во всяком случае — не зверь, не убийца. И его политика в отношении белорусов — как сейчас бы сказали «политика заигрывания» — сильно раздражала Москву. Прежде всего, Пономаренко, который был в одном лице и первым секретарем ЦК КПБ и начальником центрального штаба партизанского движения. Вот в Москве и решили: убить Кубе во что бы то ни стало.

Охоту на Кубе вели 12 специальных групп чекистов. Одна из них — «Артур» — это и сделала. Главную роль в операции сыграли взаимодействовавшие с этой группой агенты НКВД Николай Хохлов по кличке Свистун и Курт Кляйнюнг (капрал вермахта) по кличке Виктор.

А барышни Елена Мазаник и Мария Осипова, которым приписывается организация этого убийства, были лишь исполнительницами. Осипова по приказу Хохлова принесла из леса магнитную мину, которую Мазаник по приказу того же Хохлова установила под кроватью Кубе и привела в действие часовой механизм. Однако именно барышень советская пропаганда преподнесла как подпольщиц и главных организаторов диверсии.

Между тем в органах НКВД – МГБ Хохлова называли не иначе как «человек, который грохнул Кубе». Почему же люди о нем не знают? Во-первых, до 1954 года он оставался действующим секретным агентом. О действующих агентах не говорят. Во-вторых, после случился конфуз: Хохлов сбежал на Запад. А поскольку он стал предателем, тем более о нем нельзя было упоминать. Только в 1991 году президент Ельцин помиловал Хохлова. К этому времени он стал профессором калифорнийского университета, и вообще прожил долгую жизнь (умер в 2007-м).

Кстати, когда Кубе погиб, все эти 12 групп заявили, что это сделали именно они. И началась свара: кому же награды? В итоге Сталин приказал девушек наградить, споры прекратить. Вот так это было. А партизаны и близко не лежали.

Страница: 1  Следующая страница >>